Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

светотень

(no subject)

Вот такими мы были. Почти 50 лет прошло с момента этой фотографии.
И 40 лет со дня окончания школы. Раньше она называлась 7 спецшкола с углубленным изучением английского языка, теперь это школа 1287 с той же специализацией. Решил всех собрать. И народ с охотой откликнулся. Те, кто еще живы и не уехал... 24-ого соберемся и вспомним ВСЕ!
однокашки
светотень

(no subject)

Вчера на переговорах с продюсерами рассказал, что в бытность учебы во ВГИКе работал дворником. Один из продюсеров радостно: Я тоже работал дворником. Пустились в воспоминания, как мели, как лед кололи, сколько у кого на участке было деревьев и водосточных труб. Второй продюсер рассказал, что подрабатывал грузчиком. После этого мы прониклись каким-то особым доверием друг к другу, и переговоры быстро пришли к успешному финалу. Все же люди с общим прошлым гораздо лучше понимают друг друга.
светотень

Конец семидесятых.

Не просто так, а по работе сижу и вспоминаю конец семидесятых. Интернет перекапываю, друзей расспрашиваю. Я сам в это время уже поступил во ВГИК, женился в 77-ом, а в 78 сын родился. Чтобы жить отдельно от родителей, работал за квартиру дворником и жили мы в выселенном доме в 10 комнатной квартире. Впечатления от дворницкой жизни легли в свое время в основу фильма "Жизнь по лимиту". Тогда было время дворников и сторожей, и еще кочегаров. Самая элита была - диссиденты, философы, художники, студенты... Одна девочка приехала в Москву, чтобы быть поближе к Пугачихе. Работала дворником и ездила за ней на все гастроли. Так как работал дворником, то хорошо помню, что какой-то из Новых годов был вообще без снега - проливные дожди шли. А был еще год со страшными морозами, и наша педагог искусствовед Паола Волкова говорила, что морозы эти - кара Господняя, и все плохие люди вымерзнут. И в тот же год, кажется, было страшно жаркое лето, горели торфяники и вся Москва была в дыму...
Возможно кто-то вспомнит какие-то детали. Интересует жизнь художников, мода, еда, настроения, поговорки, крылатые фразы, уличные сценки... Порой, так интересно сесть в машину времени и отправиться в прошлый век.
светотень

Кновпечатления.

Только что закончил второй сезон "Во все тяжкие" (Breaking bad). В конце каждой из последних серий аплодировал. Высший пилотаж и по сценарию, и по режиссуре. Актеры выше всяких похвал. Все в мире взаимосвязанно? За все нужно платить? "Облачный атлас" брата и новоявленной сестры Вачовски отдыхает. Круто, жестко и очень точно. Тяжелый много серийный фильм, но смотреть нужно. Обязательно. Я бы его ввел в школьную программу. Не знаю, только, готовы ли будут наши учителя к такому откровению.
светотень

Солидарность.

Опубликовал в ЖЖ старые черно-белые фотографии, и вспомнилась история про автора этих отпечатков времени Женю Шермергора.
Женя был во всем особенным человеком. В творчестве, в своих художественных и кино пристрастиях. И в жизни тоже была одна особенность. Он был приверженцем идей Парфирия Иванова, и весь год ходил босиком. В холодное время года он старался ходит в шлепанцах на босу ногу. Женю вызывали в деканат, проводили воспитательные беседы по поводу его непристойного босокохождения, ректор (Корытковский) предлагал денег на приличную обувь. Но Женя был неприклонен. И поделать с ним ничего не могли, потому что он учился на отлично. Даже по истории КПСС.
И вот как-то зимой, под новый год сидела компания в общежитии на будайской, много говорили, и так же много выпивали, и как всегда, не хватило. Очередь бежать в магазин была за Женей. Он и побежал. Даже шлепанцы забыл одеть. Так босиком и притопал в винный магазин. Для молодых поясню, что в наше студенческое время сходит за алкоголем было делом не пятнадцати минут. Особенно под новый год можно было выстоять часовую очередь за водкой и шампанским. На этот раз очередь начиналась на улице. Женя встал в хвост, переминаясь босыми ногами на обледенелых ступеньках. Это его переминание не прошло незамеченным. Кто-то из мужиков заметил синие от холода ступни бедного вгиковского студента.
- Мужики, гляньте, до чего парень дошел, даже ботинки пропил! - воскликнул наблюдательный мужик.
Очередь сочувственно загудела.
Послышались крики:
- Пропустить! Пропустить без очереди, бедолагу! Проходи, брат!
Босоного Женю, не смотря на его сопротивление, чуть ли не на руках внесли в магазин и поставили к самому прилавку.

Вот такая была алкогольная солидарность в те достопамятные времена.
светотень

Черно-белое кино.

Вот она сила искусства фотографии, сила отстраненного взгляда.
Ходил, ходил по коридору, и ничего.
А сфотографировал, поместил в ЖЖ. И коридор превратился в некий объект. В машину времени. И вот по этому коридору я вдруг попал в другое время, время дворников и сторожей, как поет в одной из своих песен Б.Г.
Это было фантастическое время. Мы были молоды, страстны и бескомпромисны. Мы завоевывали собственную свободу, уходя в дворники и кочегары, поселяясь в выселенных квартирах и котельнях.
А какие это были квартиры! Одна, в районе Новослободской, где я работал дворником, была десятикомнатная. Мы пили сначала в одной комнате, пока она не заполнялась пустой посудой, и не оставалось места на обоях от рисунков, надписей и автографов, потом переходили в следующую. А этажом выше в такой же огромной квартире жил будущий режиссер Ведышев, ходивший в длиннополой шинели и любящий навеселе пофехтовать с воображаемым противником боевой рапирой. Рядом с ним жил сумасшедший фотограф Володя, по кличке Молодой. Он оборудовал себе лабораторию, в которой выключался красный свет, когда закрывалась дверь. С этой лаборатории началось увлечение фотографией знаменитого теперь кинооператора Максима Осадчего.
Молодой был мастер-золотые руки по всему, что было связано с техникой. Деньги добывал, выбивая своими золотыми руками мелочь из телефонов автоматов (у него на подоконнике стояли трех литровые банки с двухкопеечными монетами). Он же обеспечил нас телефонной связью, найдя в сплетениях проводов пару неотключенных номеров. По одному из этих номеров он звонил по вечерам своей знакомой в Одессу и ночи напролет читал главы из своего фантастического романа ужасов про кровавых орков. Через несколько лет нас с Ведышевым нашли через ЖЭК, и заставили платить по старым счетам. Молодой же бесследно исчез. Следы его обнаружились через много лет в Лондоне, куда он уехал, женившись на состоятельной англичанке, и где умер от СПИДа, не дожив до Милениума.
В одной из этих квартир мы всей нашей мастерской и с кучей гостей отмечали наступление 1978 года. Денег ни у кого не было, поэтому решено было праздновать без спиртного. Были пироги, сладости и чай. Мы были трезвы, но это был самый пьяный и самый веселый новый год в нашей жизни.
Через пару лет новый год уже в другой выселенной дворнической квартире на улице Неждановой снял, в качестве своей курсовой работы на курсе авторов-операторов наш друг Женя Шермергор. Ему вкатили трояк за идеологическую диверсию против советской действительности. Сказали, что в таких условиях люди у нас жить не могут, и он нарочно все очернил. Звездой этого репортажа был пятнадцатилетний Максим Осадчий, который мастерски сбивал тонкой резинкой тараканов, пытавшихся пробиться к праздничному пирогу с капустой.
В той же замечательной квартире Женя снял серию черно-белых фотографий на длинной выдержке. Люди призраки населяющие выселенную квартиру. Сейчас, спустя много лет это наполняется особым смыслом.

У стола жена, она спрашивает:
-Ну как, хватает?
- Хватает! - радостно сообщаю я, сосчитав пустые бутылки, хранившиеся у нас в ящике под подоконником. А сдав бутылки, я отправлялся в магазин "Советские вина", на тогда еще улицу Кое-кого (нынешняя Тверская).
Там можно было купить дешевое грузинское сухое и Массандровский херес, или Мадеру.

Collapse )
Это мы, студенты четвертого курса ВГИКа. В свете абажура сделанного из выброшенной кем-то корзинки.

Collapse )
Впечатления от этого времени легли потом в основу моего первого полнометражного фильма "Жизнь по лимиту".
светотень

Привет, подушка!

На днях сподобился спуститься в метро.
Люблю иногда помучить себя этим видом транспорта.
На лица людей посмотреть. Едешь по длинному эскалатору, а мимо тебя такое живое многолюдное кино движется.
А по бокам рекламные щиты. Забавные бывают слоганы, картинки.
На этот раз меня привлекла реклама «Дирола». Знакомые всем две подружки сидят в вонючем рте. Только блондинок в такое место могло занести. А они еще и радуются.
- Привет, подушка! – говорит одна другой.
Оборачиваюсь, думаю, может, померещилось, или не так прочел.
Все верно. Одна другую зовет подушкой. Тонкий ход рекламщиков. Типа, эта девушка, совсем не девушка, а подушечка «Дирола».

И тут вдруг меня торкнуло и понесло по волне моей памяти.
Не знаю как сейчас, а в Советские времена в наши институты, в том числе и в легендарный ВГИК, приезжало по культурному обмену много иностранных студентов из дружественных государств.
Помню, стоим, курим как-то на лестнице, и вдруг видим идут по ВГИКовскому коридору десять одинаковых узкоглазых в одинаковых костюмах, одинаковых галстуках, одинаково подстриженных, с одинаковыми значками на лацканах. Это были студенты из Северной Кореи. У них было две пары костюмов и три пары рубашек. Сначала они ходили во всем одинаковом. Но, вдохнув воздух ВГИКовской свободы, через год под конец разболтались и стали ходить в брюках от серого костюма и в пиджаках от черного, и все в разных сочетаниях.
Еще запомнились 2 фотографии на стенгазете операторского факультета.
На одной фотографии была изображена аккуратная комнатка, с аккуратно по-армейски заправленными кроватями, на которых сидели два аккуратных вьетнамца и играли в шахматы аккуратно переставляя фигуры.
Под фотографией была подпись: эта комната студентов Вань Хуя и Хунь Дая.
Рядом была фотография, на которой была изображена застранная комната общаги. Матрасы на кроватях были отвернуты в сторону, и под кроватями были выстроены батареи пустых бутылок, готовых к сдаче. На столе, прожженном сигаретами, стояли грязные тарелки и немытые, мутные стаканы.
Под фотографией была подпись: «а это комната студентов Иванова и Сидорова. Позор Иванову и Сидорову!»
Так вот, по культурному обмену занесло как-то во ВГИК парней из дружественной нам Индии. У одной нашей знакомой был непродолжительный роман со студентом индусом. Он поразил ее тем, что, затащив, наконец, девушку в постель, три ночи подряд, лежал рядом с ней в постели голый и даже не прикоснулся, укрощая с помощью йоги свою плоть. Так он проверял свои и ее чувства: похоть это или настоящая любовь.
Дироловская же реклама напомнила мне случай с другим студентом индусом.
Этот индус явился как-то к ректору ВГИКа.
Он был очень возмущен порядками, царящими в общежитии, произносил страшные для ректора слова «дискриминация» «унижение национального достоинства» и пр.
Когда же ректор попросил его успокоиться и объяснить в чем дело, студент произнес следующую разгневанную тираду:
- В соседней комнате двое русских спят сразу с двумя подружками, слева мексиканец спит с тремя подружками, у других есть хотя бы по одной подружке. А у меня нет ни одной! Я требую, чтобы вы выделили мне подружку, а лучше две!
Ректор был смущен, ректор потерял дар речи и некоторое время мямлил что-то невразумительное типа: это вне моей компетенции, каждый сам волен выбирать себе подружку и вообще он разберется с этим развратом.
Но индус был непоколебим. Он обещал пожаловаться послу, если ему немедленно не выделят подружку.
- Ну хорошо, - сломился ректор. – Какую подружку вы бы хотели.
- Мягкую, - сказал индус. – С пухом и наволочка!
Оказалось, что индус, просто перепутал два похожих русских слова «подушка» и «подружка»
Вот так всего одна буква «Р» чуть не стоила ректору инфаркта, а ничего не ведающим студентам жестокой борьбы за нравственность в общежитии ВГИКа.
светотень

Этот безумный, безумный, безумный "День денег", наконец, наступил.

Не верьте тем режиссерам, которые с экранов телевизоров с отрешенным взглядом вещают о том, что им все равно поймет зритель фильм или не поймет, пойдет в кинотеатры или не пойдет. Лукавят режиссеры. Даже те, кто снимает так называемое фестивальное кино для критиков и киногурманов. Лукавят.
Вид зрителя, покидающего зал во время премьерного просмотра подобен виду наемного убийцы, крадущегося в темноте, чтобы вонзить нож в сердце режиссера.
Я бы вообще ввел правило во время премьерных просмотров в присутствии режиссеров покидать зал до конца сеанса ползком, по пластунски, или с табличной: "Иду пописать".
Думаю, что вчера, во время премьерного показа "День денег" те редкие зрители, которые вышли из зала (человек 5-6), а потом вернулись (человек 10), выходили именно пописать, потому что каждый кто вчера выходил из зала говорил по смыслу следующее: Я чуть не описался от смеха.
Больше себя хвалить не буду, а передам слово dales_man, который был на премьере. Спасибо ему за эмоциональный отзыв. Тем более приятно, что это пишет студент ВГИКа, то есть из своих, из киношников. А я помню, как мы, будучи студентами ВГИКа, долбали работы, приходивших к нам режиссеров. Так что, этот отзыв для меня дорогого стоит.
http://dales-man.livejournal.com/
И еще две дежурных фотографии с премьеры. Вся наша дружная веселая банда на сцене Дома кино.

Collapse )

Collapse )